Вы не зарегистрированы. Войти или прочитать Правила участия Подписаться Подписаться    
Кеттiк.kz Путешествуем вместе! - Сайт о путешествиях. Обзоры, фотографии, советы, мнения, впечатления..

Предыдущая  заметка Следующая  заметка  

st004_01

В жизни большую роль играет СЛУЧАЙ. А может быть нам кажется, что это случайное событие переворачивает нашу жизнь, а на самом деле все идет по плану, только не нами составленному. Начало странное, но я давно об этом думаю. Возможно эта статья — не совсем по профилю сайта, но опять же случай подтолкнул к ее написанию. Мне подарили книгу "Путешествие в Тянь-Шань" П.П.Семенова-Тян-Шанского. Начав читать вступительную статью сразу окунулась в свою студенческую пору: знакомые фамилии великих путешественников,  маршруты их походов, истории открытий. Но писать я хочу не о них, а о своих первых "географических открытиях", о друзьях, которые были рядом,  и наставниках, которые помогали увидеть то, что наши неискушенные в науках умы, вряд ли бы заметили.

С 8 класса я объявила родителям, что буду поступать в Физкультурный Институт, и они вроде бы не возражали. Но в 10 классе мне попался Справочник для поступающих в ВУЗы, где я нашла в КазГУ на географическом факультете специальность "гидрология суши". Я не представляла, что такое гидрология,  но что это ВСЕЙ суши, меня очень впечатлило и запало в душу. К тому же, в то время было не очень престижно учиться в Физкультурном, и я замахнулась на КазГУ. Правда, в последний момент выбрала все-таки привычную географию. Моя мама была в шоке, она сказала, что если я поступлю, у нас будет крупный разговор. Когда я поступила, она забыла про угрозу и радовалась, как все матери успехам своих чад. Открытия начались сразу с 1 сентября 1969 года, когда, по тогдашней традиции, прежде чем приступить к изучению наук, студенты должны отработать на сельхозработах. А работать нам пришлось на границе нашей Родины, изучать географию мы начали с границ. Вернее, собирали кукурузу прямо у контрольно-следовой полосы. Как известно, в те годы отношения с Китаем были напряженные, а засевали все более-менее пригодные земли, так вот, поля кукурузы в пределах пограничных районов убирались вручную, чтобы не провоцировать противную сторону, загоняя на эти поля технику. Как, впрочем, и китайцы делали то же самое — убирали вручную. Каждый день на КПП (контрольно-пропускной пункт) нас проверяли "по головам" утром и вечером, инструктировали о поведении на границе. Да и в процессе работы иногда появлялись пограничники. Но не только "наши" следили за нами, но и с китайской стороны пристально наблюдали, нет-нет да блеснет на солнце оптика. Как предупреждали нас пограничники — оптика у них с 24-х кратным увеличением, лишний раз по нужде сходить боялись;), а вдруг китайцы увидят. Да, границы на замке. Мы в этом убедились.

Кроме сбора кукурузы, мы еще занимались ее сортировкой на току, и это было легко и весело. Это запечатлено на фотографии. Сразу хочу извиниться за иллюстрации, ну не было тогда цифровой техники, была "Смена" за 13руб.50коп. — пионерский фотоаппарат, и печатали сами по ночам, подбирая выдержку методом "научного тыка". Хотя теперь мы и этим "кадрам истории" рады, собирали их для встречи через 40 лет, у кого что осталось.

До сих пор думала, что кукуруза — растение двудомное, т.к. нас заставили тогда делить ее на 2 сорта, по местному выражению "мать-отец". Теперь прочитала: кукуруза — однодомное растение, мужские и женские цветки расположены на одном растении. Вот такие бывают пробелы в образовании.

Сельскохозяйственная тематика в нашем обучении возникала каждый сентябрь: сбор картошки и зеленых помидоров в Кустанайской области. В шутку этот регион Казахстана был прозван "краем спелых огурцов и вечнозеленых помидоров". Но самый развеселый колхозный "пикник" возник неожиданно, уже на 5 курсе, когда нас посреди учебного процесса отправили в совхоз Иссык собирать виноград. Виноград — это не картошка, мы его ели прямо с куста, гроздь, которая больше понравится, и не наедались, у следующего куста — еще вкусней.  А сухое вино у сельчан стоило 1 рубль за литр. Жили в спортзале школы, разделенном на мужскую и женскую половины веревочкой. Короче, веселье было всеобщим. Утро начиналось так:

В обед -общая трапеза на свежем воздухе

И в процессе сбора — поедание винограда в огромных количествах.

Учеба в стенах университета шла своим чередом. Высшая математика, физика, химия, общественные науки от научного коммунизма до истории религии и атеизма, но были и весьма интересные предметы — география частей света. Этот предмет особенно запомнился, т.к. был красочно иллюстрирован, благодаря стараниям преподавателя — Петровой Татьяны Васильевны.

Она приносила огромное количество вырезок из иностранных журналов, чтобы мы могли хотя бы представить себе все разнообразие природы разных частей света. Для закрепления эффекта она организовала еженедельные показы научно-популярных фильмов о природе прямо в стенах университета. Теперь все просто: включаешь телевизор и смотришь Discovery или National Geographic, цветной с комментариями ученых. Тогда же эти просмотры были для нас суперразвлечением, мы водили на них своих знакомых, а комментарии Татьяны Васильевны (не без юмора) были просто "изюминкой" киносеанса.

Но самым главным пунктом постижения наук о Земле стали наши летние практики. И первым путешествием был Чарын. Тогда он еще не именовался национальным природным парком, а был приграничной зоной, куда был необходим специальный пропуск. Университет снабдил нас "жильем" (совсем новенькие польские палатки с тентом и москитными сетками, а также с полом из прорезиненной ткани) и суточными в размере 50 коп. в день, все недостающее мы должны были иметь свое. Да, еще транспорт. До места намечаемого лагеря нас вез автобус ("коробочка"), а дальше путешествовали на нашей "ласточке"- ЗИС-150. Вот она, наша машинка, которая служила нам два лета верой и правдой (скорее — верой, чем правдой).

Вот, примерно, так все начиналось. 

Правда, это наши сокурсники — географы, но разница в том, что у нас не было гитары, зато был приемник с проигрывателем и гибкая пластинка из "Кругозора" с самым модным тогда певцом Рафаэлем Санчесом (песни из испанского фильма "Пусть говорят"). И пока не сели батарейки в проигрывателе, мы вставали по утрам под него и отплясывали по вечерам у костра. 

Загрузив в ЗИС весь скарб и закупленные продукты, мы сели в автобус налегке и отправились за приключениями, и мы-таки их нашли на свою голову, вернее, не совсем на голову. Мы обогнали грузовую машину, где был руководитель нашей практики — Попов Алексей Васильевич, и помчались дальше. Весело, с песнями, мы добрались до места предполагаемого лагеря в пойме р. Чарын. И тут, от близости нетронутой природы или от глупой молодости, кого-то понесло в реку, мы с подругами полезли на крутой скалистый склон. Залезли-то мы быстро, поорали от полноты впечатлений, а вот когда начали спускаться, поняли всю глупость нашей затеи. Склон был крутым и усыпан мелкой дресвой и щебнем, ноги скользили и спускаться пришлось задом и чаще всего на четвереньках. Джинсы, хотя и не фирменные, было жалко изорвать об острые камни в первый же день, потому мы их сняли и вернулись к месту лагеря с ободранными коленями и руками. Наступали сумерки, а машины с вещами все не было. Стало холодно, явственно ощущался голод и одолевали комары. Народ уже разводил костер, из еды были только банка клубничного варенья и банка баклажанной икры, не было даже хлеба. Банки "пошли по рукам", содержимое доставали палками, правда продолжалось это недолго: варенье уронили, банка разбилась, сироп был безвозвратно утерян, а вот ягоды особо голодные палочками отковыряли с земли. "Заморив червячка" таким образом, нам ничего не оставалось, как плясать у костра (ну, чем ни первобытные люди). Так продолжалось всю ночь, некоторые пытались поспать в автобусе, но через 15-20 мин. выскакивали оттуда, комары заедали насмерть. Под утро прибыла-таки наша машина, но перво-наперво нам был устроен разнос, теперь я считаю, что справедливый, а тогда нам казалось, не за что, ведь ничего же не случилось, было просто весело. 

Пол дня потратили на обустройство лагеря, расселение по палаткам, нарезание хлеба на сухари, устройство печки для готовки пищи, затем без роздыха, наш руководитель повел нас в первый поход по окрестностям. Его рассказ об антецедентной долине, стратиграфических несогласиях и дизъюнктивных нарушениях скорее записывался на "корку", чем долетал до наших ушей. Сознание наше спало, не смотря на грозное предупреждение, что нам придется все, что мы видели и слышали изложить в отечете о практике. Конечно, мы все это вспомнили, когда последующие несколько дней ездили и ходили вниз и вверх по течению реки, вдоль боковых притоков. Мы впитывали всю необычность и разнообразие ландшафтов, образованных рекой, усваивали новые термины — "бедленд", именно этим словом обозначаются те неземные формы рельефа, которыми любуются туристы теперь. Красоту бедлендов  можно оценить, обратившись к статье Чарынский каньон-фантазия природы

А вот выше по течению Чарын "пропилил" свое русло в скальных породах, и это зрелище не менее завораживающее. Порывшись в фотографических архивах, нашла снимки каньона с дороги, идущей на Жаланаш. Вот она "антецедентная долина" Чарына (от лат. antecedens — предшествующий), река прокладывала свое русло по медленно растущей возвышенности. 

Вдоль  левого борта каньона встречаются необычные сооружения — укрепленные огневые точки. Сейчас к ним можно подойти близко и даже заглянуть внутрь (хотя вряд ли это доставит удовольствие;)), а тогда нам не советовали смотреть в ту сторону, где они были расположены:"Это второй эшалон обороны", — так нам объяснили.

Ну и животный мир, с которым мы там очень близко познакомились: фаланги, скорпионы и мыши. Таких местных обитателей можно было встретить под каждым камнем — это фаланга. Своего яда у нее нет, но питается она, в основном, падалью, а зазубренные челюсти при укусе образуют рваную ранку, куда может попасть трупный яд, если фаланга обедала до того чем-нибудь уже несколько несвежим.

Но случаев с укусами у нас не было. А вот мыши нам сильно досаждали. В первую же ночь они прогрызли наш прорезиненный пол палатки. Видеть мы их не видели, но каждую ночь они шуршали по нашим вещам. Древность речной долины обусловливает эндемичность ее флоры. Знаменитый третичный реликт — разнолистный тополь или туранга, современник динозавров, а ведь шумит каждое лето своими сизоватыми, жесткими как фольга листьями, часть из которых похожи на листья ивы, а другая — на листья осины. Вот такие вековые гиганты, на котором уместилось все мое семейство, купают свои ветви в водах Чарына. Фотография сделана в середине 90-х,отпечатана на зернистой бумаге, потому имеет такое качество (или не имеет качества), но о размерах гиганта судить можно. А на заднем плане еще один эндемик — барбарис илийский

Вообще-то, не смотря на всю неустроенность нашего тогдашнего быта, эти воспоминания до сих пор остались самыми веселыми и цветными. Не было проблем ни с аппетитом, ни с лишним весом. Ели по утрам недоваренные (или переваренные, в зависимости от умения очередных дежурных по кухне) макароны с конской тушенкой, пили чай с сухарями и были предельно счастливы. Весь день путешествовали, а вечером — примерно, тот же рацион. Каждый день был наполнен новыми открытиями и впечатлениями…

Вот горы Кулуктау 

А вот таким ярким остался в моей памяти хребет Кетмень. И еще — бабочки, множество крупных белых аполлонов и желтых махаонов, я таких еще не видела.

А вот так выглядели мы в те далекие годы в этом непуганом краю.

Первая часть нашей практики была закончена, мы написали свои наблюдения в отчет и готовились к переезду, и тут опять случился казус. В творческом порыве мы не заметили, как сгрызли оставшиеся сухари, а заодно и сушки с конфетами из неприкосновенного запаса, чем опять же огорчили нашего руководителя. Больше всего он был удивлен, что не только студенты обладают здоровым аппетитом, но и студентки. В путь отправились без завтрака. А путь лежал к Борохудзирской переправе. Тогда еще не было  моста через Или, а машины переправлялись на пароме. Там вышла заминка, капитан не хотел пускать на свое "судно" нас в шортах. Долго препирались, но он так разволновался, что женщины на плавсредствах вообще к несчастью, а тут еще в шортах…, что нам пришлось уступить и надеть длинные штаны. И вот мы уже в Жаркенте (тогда — Панфилов), первым делом в — столовку, отвели душу: съели окрошку, а потом еще и гречку с настоящим мясом, было оччччень вкусно! После обеда на местном базаре запаслись продуктами и отправились далее. Нашей следующей целью был "Поющий бархан". Но достигли мы его только на следующий день. Ночевали прямо в пустыне, у подножия кургана. Палатки поставили наскоро, поленились натягивать полога, о чем сильно пожалели, т.к. ночью случился дождь и его капли пробивая тонкий материал, попадали на лицо. Хорошо, что продолжалось это недолго и нам все-таки удалось заснуть. Утром, когда добрались до бархана, расстелили свои влажные пожитки на солнце и сушили до обеда. После обеда отправились к бархану. Не могу сказать, что эта огромная куча песка произвела на меня большое впечатление, при всей уникальности ее происхождения, она очень органично вписывалась в пустынный ландшафт. Как всегда, не дослушав объяснений, мы ринулись штурмовать "в лоб" эту преграду, в очередной раз огорчив  руководителя практики. Изрядно устав и начерпав полные кеды песка, мы выбрались на вершину, где получили еще один выговор. Алексей Васильевич сказал, что теперь бархан вряд ли "запоет", мы нарушили все, что только могли. Но все-таки выстроил нас в шеренгу, велел взяться за руки и бежать вниз по подветренному склону. Где-то в середине склона, мы без сил шлепнулись в песок и… услышали гул. Сначала казалось, что он доносится издалека, с неба, но гул нарастал и теперь уже слышался из глубины бархана. Мне показалось, что это явление длилось минут 10 и сопровождалось смешанным чувством восторга и первобытного страха. Видимо, природа благоволит молодым и немного сумасшедшим, открывая свои секреты вопреки их глупым выходкам. Мы еще долго сидели в песке, который при каждом нашем движении скрипел, как будто трешь бумагой по стеклу. Спускались с бархана уже серьезные и усталые.

Дальше был небольшой экскурс в далекое прошлое — сакские курганы с менгирами и петроглифы на черной, блестящей от "пустынного загара" поверхности скал. Последней остановкой в нашем путешествии был берег живописной старицы р. Или. Теперь, видимо, это место, где мы провели последнюю неделю своей практики, ушло под воду Капчагайского водохранилища. А тогда, в далеком 1970 году,  наши палатки уютно разместились под огромными ивами, на берегу тихой заводи. Здесь, прямо в мокрых купальниках, мы защитили отчеты по практике, и с чистой совестью продолжили свой летний отдых. Купались до одури, загорали, хотя наша кожа уже просто не принимала загар, плавали на лодке. Любовались закатами и лунной дорожкой на водной глади. Слушали шуршание камышей, стрекотание цикад. Даже такое отвратительное явление, как комары, которые донимали нас ночью, и слепни, не дававшие покоя днем, не могли испортить нам впечатление от путешествия.

Конечно, все эти природные ландшафты, были открыты и исследованы до нас, но первозданная их чистота позволяла чувствовать себя первопроходцами. МЫ ИХ ОТКРЫЛИ ДЛЯ СЕБЯ И ЗАПОМНИЛИ ТАКИМИ НАВСЕГДА! 

Дорогие мои однокурсники, если я что-то забыла или перепутала в своих воспоминаниях, дополните и поправьте.

 Комментируй


  •  Kettik.kz ( 2 )

    * (Обязательно.)
    * (Обязательно. Не отображается на сайте.)
    * (Вводить цифры. Вопрос спамозащиты.)

Людмила 03.11.2013 22:09
  То, что у нас все было впереди и мир у наших ног - мы понимали и тогда, но представить что это так быстро кончится до сих пор не в наших силах.
 
Михаил Езерский 02.11.2013 23:18
  Господи, какое же хорошее время было ( мы были молоды)! И все было еще впереди.... Понимать бы это тогда.... Получил удовольствие, прочитав твои воспоминания.
 

Предыдущая  заметка Следующая  заметка  

 Похожие записи