Вы не зарегистрированы. Войти или прочитать Правила участия Подписаться Подписаться    
Кеттiк.kz Путешествуем вместе! - Сайт о путешествиях. Обзоры, фотографии, советы, мнения, впечатления..

Предыдущая  заметка Следующая  заметка  

И. С. Тургенев

В Спасском-Лутовиново я когда-то побывал. Но кроме обилия комаров ничего особенно не запомнил. Разве то, что Иван Сергеевич жил гораздо богаче, чем Александр Сергеевич в Михайловском. Усадьба у него была посерьезнее, да и парк побольше.

Нашел дома набор открыток и хочу ими поделиться на нашем сайте. Комплект так и называется "На родине И. С. Тургенева. Памятные места СССР". Состоит из 20 карточек. Напечатан в издательстве "Планета" в 1984 году. Фото Ю. Кавера, В. Собровина. Так же на карточках использованы иллюстрации к "Запискам охотника" (автор Ел. Бём).

На обороте конверта написана большая вступительная статья за авторством Б. Богданова. С нее и начнем:

Есть на Руси места, что всегда будут дороги нам, ибо они — слава и гордость народа, нетленная ценность его. Идут в Михайловское поклониться А. С. Пушкину, в Ясную Поляну — Л. Н. Толстому; идут к И. С. Тургеневу в Спасское-Лутовиново.

Здесь, в родовой усадьбе, прошло детство писателя с первыми радостями, восторгами, огорчениями. Учеба в Москве, Петербурге, Берлине — множество новых впечатлений, новых знакомых, и все эти годы в формировании взглядов мальчика, а затем молодого человека участвует Спасское. Оно — в разговорах и переписке с родными, рассказах крестьян, доставлявших обозы с нехитрой снедью, в летних поездках на родину. Во всю ширь открывалась перед И. С. Тургеневым крестьянская Россия. Он рано полюбил охоту. Каждая деревня, каждое охотничье угодье близ Спасского-Лутовинова были ему хорошо известны. Иван Сергеевич останавливался на постоялых дворах, у помещиков и однодворцев, ночевал на сеновалах, в крестьянских избах. Он умел смотреть и слушать, его не боялись, ему доверяли. И все увиденное, впитанное, осмысленное появилось затем в «Записках охотника». Уроженец села Спасского А. И. Замятин вспоминал: «Бабушка и мать говорили мне, что почти все лица, упомянутые в «Записках охотника», не выдуманы, а списанные с живых людей… был Ермолай и даже его Валетка, была, действительно, собака Тургенева Дианка; был Бирюк, которого в лесу убили свои же крестьяне, был Яшка Турченок, сын пленной турчанки. Даже я лично знал одного тургеневского героя, именно. Сучка Антона, переименованного барыней Варварой Петровной из Козьмы. Бежин луг, Парахинские кусты, Варнавицы, Кобылий верх и т. д., все эти места имели те же названия и в 1882 году».

Передовая Россия восторженно встретила рассказы. Однако антикрепостническая направленность произведения вызвала негодование помещиков и царского правительства. В 1852 году И. С. Тургенев по распоряжению Николая І был взят под арест и месяц отбывал его на «съезжей› в Петербурге. Затем писателя сослали в Спасское-Лутовиново. Поводом послужила статья на смерть Н. В. Гоголя, напечатанная И. С. Тургеневым в обход цензурных правил. Но действительная причина репрессий — направление литературной деятельности и в особенности «Записки охотника».

В ссылке Иван Сергеевич провел полтора года. За это время он написал повести «Два приятеля›, «Постоялый двор», несколько критических статей, работал над романом «Два поколения». Однако необычайно требовательный к себе автор впоследствии уничтожил рукопись.

5 декабря 1853 года И. С. Тургенев получил от шефа жандармов князя Орлова письмо «с объявлением свободы и позволения выезжать в столицы». Он отправился в Петербург к друзьям, в круг «Современника». Много творческих планов рождается в это время у писателя, и опять для их осуществления ему необходимо жить в Спасском. В 1855 году всего за семь недель он создал здесь роман «Рудин», а в 1856 — повесть «Фауст».

В том же І856 году Иван Сергеевич уезжает за границу. Туда влекла его любовь к Полине Виардо. Но на чужбине ему тяжело, тоскливо. «Все, что я вижу и слышу — как-то теснее и ближе прижимает меня к России, все родное становится мне вдвойне дорого — если б не особые особые, от меня уж точно не зависящие обстоятельства — я бы теперь же вернулся домой», — писал он С. Т. Аксакову. Два года спустя И. С. Тургенев приезжает в Россию. И здесь же за четыре года он написал три романа, вошедшие в золотой фонд мировой литературы: «Дворянское гнездо», «Накануне». «Отцы и дети›. История создания каждого из этих произведений неразрывно связана со Спасским.

В пореформенные годы И. С. Тургенев, болезненно переживавший понижение интереса к его сочинениям, свой разрыв с «Современником», отсутствие семьи, живет преимущественно во Франции. На родине он бывает лишь наездами. У писателя нарастает недовольство собой. На страницах повестей «Пунин и Бабурин», «Бригадир», «Степной Король Пир» он вспоминает детство, родные края, людей, которых встречал там. Все чаще И. С. Тургенев жалуется. что живя за границей, трудно писать о России. Чтобы закончить роман «Новь», Иван Сергеевич приезжает в родную усадьбу и там почти заново перерабатывает его.

К концу жизни у И. С. Тургенева крепнет решение окончательно поселиться в России. Летом 1881 года в Спасском он создает повесть «Песнь торжествующей любви».

С надеждой на скорое возвращение уезжал Иван Сергеевич за границу, но ему не суждено было вновь увидеть родину. Весной 1882 года писатель тяжело заболел. Безмерной тоской звучит его последнее слово привета, посланное Спасскому…

В наши дни усадьба И. С, Тургенева стала Государственным заповедником. Здесь каждый уголок хранит память о великом писателе. Все таким же осталось очарование тургеневского парка, где таинственная прелесть укромных лужаек сменяется четкими перекрестиями липовых аллей, а на фоне темных двухсотлетних елей светятся стволы берез. Извилистая аллея-змейка спускается к затихшему в тени деревьев пруду. Сюда в свое последнее лето на родине приходил писатель вместе с М. Г. Савиной и Полонскими «слушать ночные голоса». В самой глубине парка — беседка. образованная кольцом вековых лип. Это любимое место творческих раздумий И. С. Тургенева. Хорошо посидеть и помолчать здесь на низенькой деревянной скамейке, а потом пойти поклониться могучему великану дубу, посаженному когда-то Иваном Сергеевичем.

Единое целое с парком составляет дом усадьбы. В нем анфилады светлых комнат, обставленных прекрасной старинной мебелью. Здесь как-то по-особенному. по-домашнему открывался И. С. Тургенев перед гостями. Вместе с Д. В. Григоровичем, В. Т. Боткиным, А. В. Дружининым он участвовал в спектакле, вел споры о назначении искусства, о русской критике и публицистике; рассказывал о творческих замыслах Я. П. Полонскому, Н, А, Некрасову; искренне беседовал с Л. Н. Толстым; обсуждал с А. А. Фетом и другими писателями их произведения.

Иван Сергеевич использовал любую возможность, чтобы шире познакомить другие страны с духовным богатством своей родины. Писатель пригласил в Спасское популяризатора и пропагандиста русской литературы в Англии В. Рольстона. У них шли беседы о А. С. Пушкине, Н, В. Гоголе, современных писателях. Много и увлеченно рассказывал И. С. Тургенев о русских крестьянах, их характере, традициях.

Когда гости разъезжались, главными комнатами для писателя становились библиотека и кабинет. И. С. Тургенев с упоением отдавался творчеству, засиживался за работой до утра. Он был одним из образованнейших людей Европы. Владел французским, немецким и английским языками; мог читать по-итальянски, по-испански, по-польски; знал латинский и греческий. В библиотеке И, С. Тургенева помимо беллетристики — собрания сочинений по философии, истории, политзкономии, много словарей, справочников. Особенно ценил Иван Сергеевич книги В. Г. Белинского, которые купил как память об умершем друге у вдовы критика.

Писатель глубоко любил и понимал литературу, но превыше всего для него была жизнь и «самый удивительный в мире» русский народ. И так велика была привязанность И. С. Тургенева к родным местам, сила его таланта, что и теперь, спустя столетие, в нас живут степные дали Красивой Мечи, летние зори Бежина луга, светлые родники Малиновой воды; живут в нашем сердце и суровый Бирюк, и правдоискатель Касьян, и многие другие герои — трудолюбивые, правдивые. одаренные люди, встреча с которыми убедила писателя в том, что «в русском человеке таится и зреет зародыш будущих великих дел, великого народного развития…».


Теперь перейдем к открыткам. Они упакованы к картонный конверт, на оборотной стороне которого напечатана вышеприведенная статья. А на лицевой стороне — красиво оформленная обложка с фотографиями.

Закат на Оке

Усадебный дом

Пруд в парке


Теперь о самих открытках. Все они размера 90 на 210 миллиметров. Не предназначены для отсылки в открытом виде. На каждой открытке приведены цитаты самого писателя или других известных людей о нем самом.

1.

Дом-музей И. С. Тургенева.

«Вам хотелось бы представить вид моего жилища?.. Это деревянный дом, очень старый, обшитый тесом, выкрашенный клеевой краской в светло-лиловый цвет; спереди к дому пристроена веранда, увитая плющом; обе крыши… железные и выкрашены в зеленый цвет»

И. С. Тургенев — Г. Флоберу. 1876 г.

Центральная аллея парка

«…Я ничего не знаю прелестнее наших орловских старых садов — и нигде на свете нет такого запаха и такой зелено-золотистой серости… под чуть-чуть лепечущими липами в этих узких и длинных аллеях, заросших шелковистой травкой и земляникою. Чудо!»

И. С. Тургенев — П. В. Анненкову. 1972 г.


2.

«Казино»

«Тургенев был искусный шахматист, теоретически и практически изучил эту игру и хоть давно уже не играл, но мог уступить мне королеву и все равно выигрывал.»

Я. П. Полонский


3.

Фортепьяно в столовой

«…Сладкая, страстная мелодия с первого звука охватила сердце; она вся сияла, вся томилась вдохновением, счастьем, красотою, она росла и таяла; она касалась всего, что есть на земле дорогого, тайного, святого; она дышала бессмертной грустью и уходила умирать в небеса»

И. С. Тургенев «Дворянское гнездо»

Николай и Иван Тургеневы. С рисунка неизвестного художника. 1824 г.


4.

Программа продолжения и проект отдельного издания "Записок охотника"

Кабинет писателя

«…Пишется хорошо, только живя в русской деревне. Там и воздух-то как будто полон мыслей!.. Мысли напрашиваются сами.»

И. С. Тургенев — Е. В. Львовой. 1879 г.

«Рудин начат 5 июня 1855 г., в воскресенье, в Спасском; кончен 24 июля 1855 г., в воскресенье, там же, в 7 недель.»

«Дворянское гнездо — повесть Ивана Тургенева. Задумана в начале 1856-го года; долго очень не принимался за нее, все вертел ее в голове; начал вырабатывать ее летом 1958-го года в Спасском. Кончена в понедельник, 27-го октября 1858-го года в Спасском»

Пометы И. С. Тургенева на черновых рукописях.


5.

Библиотека

Сочинение Г. В. Ф. Гегеля с пометками И. С. Тургенева

«Тургенев… гениальный романист, изъездивший весь свет, знавший всех великих людей своего века, прочитавший все, что только в силах прочитать человек, и говоривший на всех языках Европы, так же свободно, как и на своем родном.»

Ги де Мопассан


6.

Веранда

Большая гостиная

«Вчера вечером я сидел на крыльце своей веранды,.. а передо мной около шестидесяти крестьянок, почти сплошь одетых в красное… плясали, точно сурки или медведицы, и пели пронзительными, резкими — но верными голосами. Это был небольшой праздник, который я устроил по их просьбе…»

И. С. Тургенев — Г. Флоберу. 1876 г.


7.

Липовые аллеи в парке

Баня

«Люблю я эти аллеи, люблю серо-зеленый нежный цвет и тонкий запах воздуха под их сводами; люблю пестреющую сетку светлых кружков по темной земле…»

И. С. Тургенев «Фауст»


8.

Окрестности Спасского

Флигель, где И. С. Тургенев жил во время ссылки

«Пребывание под арестом, а потом в деревне принесло мне несомненную пользу. Я познакомился с великим множеством новых лиц и ближе стал к современному быту, к народу.»

И. С. Тургенев — С. Т. Аксакову.


9.

Дорога на Бежин луг.

«То были раздольные, пространные, поемные, травянистые луга, со множеством небольших лужаек, озерец, ручейков, заводей, заросших по концам ивняком и лозами, прямо русские, русским людом любимые места, подобные тем, куда езживали богатыри наших древних былин стрелять белых лебедей и серых утиц.»

И. С. Тургенев «Стучит»


10.

«Бежин луг»

«Я быстро отдернул занесенную ногу и, сквозь едва прозрачный сумрак ночи, увидел далеко под собою огромную равнину. Широкая река огибала ее уходящим от меня полукругом… Холм, на котором я находился, спускался вдруг почти отвесным обрывом; его громадные очертания отделялись, чернея, от синеватой воздушной пустоты, и прямо подо мною, в углу, образованном тем обрывом и равниной, возле реки, которая в этом месте стояла неподвижным, темным зеркалом под самой кручью холма, красным пламенем горели и дымились друг подле дружки два огонька. Вокруг них копошились люди, колебались тени, иногда ярко освещалась передняя половина маленькой кудрявой головы…»

И. С. Тургенев «Бежин луг»


 

11.

«Ермолай и мельничиха»

«У многих русских рек, наподобие Волги, один берег горный, другой луговой; у Исты тоже. Эта небольшая речка вьется чрезвычайно прихотливо, ползет змеей, ни на полверсты не течет прямо, и в ином месте, с высоты крутого холма, видна верст на десять, с своими плотинами, прудами, мельницами, огородами, окруженными ракитником и гусиными стадами. Рыбы в Исте бездна, особливо головлей (мужики достают их в жар из-под кустов руками). Маленькие кулички-песочники со свистом перелетывают вдоль каменистых берегов, испещренных холодными и светлыми ключами; дикие утки выплывают на середину прудов и осторожно озираются; цапли торчат в тени, в заливах, под обрывами…»

И. С. Тургенев «Ермолай и мельничиха»


 

12.

«Хорь и Калиныч»

«Хорь был человек положительный, практический, административная голова, рационалист; Калиныч, напротив, принадлежал к числу идеалистов, романтиков, людей восторженных и мечтательных»

И. С. Тургенев «Хорь и Калиныч»


 

13.

«Касьян с Красивой Мечи»

 

«Там у нас, на Красивой-то на Мечи, взойдешь ты на холм, взойдешь — и, господи боже мой, что это? а?.. И река-то, и луга, и лес; а там церковь, а там опять пошли луга. Далече видно, далече. Вот как далеко видно… Смотришь, смотришь, ах ты, право!»

И. С. Тургенев «Касьян с Красивой Мечи»


14.

«Свидание»

«Я сидел в березовой роще осенью, около половины сентября… Листья чуть шумели над моей головой; по одному их шуму можно было узнать, какое тогда стояло время года. То был не веселый, смеющийся трепет весны, не мягкое шушуканье, не долгий говор лета, не робкое и холодное лепетание поздней осени, а едва слышная дремотная болтовня… Вдруг глаза мои остановились на неподвижном человеческом образе. Я вгляделся: то была молодая крестьянская девушка. Она сидела в двадцати шагах от меня, задумчиво потупив голову и уронив обе руки на колени; на одной из них, до половины раскрытой, лежал густой пучок полевых цветов…»

И. С. Тургенев «Свидание»


 

15.

«Малиновая вода»

«Кое-как дотащился я до речки Исты… спустился с кручи и пошел по желтому и сырому песку в направлении ключа, известного во всем околотке под названием Малиновой воды. Ключ этот бьет из расселины берега, превратившейся мало-помалу в небольшой, но глубокий овраг,и в двадцати шагах оттуда с веселым и болтливым шумом впадает в реку. Дубовые кусты разрослись по скатам оврага; около родника зеленеет короткая, бархатная травка; солнечные лучи почти никогда не касаются его холодной серебристой влаги… У залива, образованного впаданием источника в реку и оттого вечно покрытого мелкой рябью, сидели два старика»

И. С. Тургенев «Малиновая вода»


16.

«Льгов»

«Поедемте-ка в Льгов, — сказал мне однажды… Ермолай, — мы там уток настреляем вдоволь… Льгов — небольшое степное село с весьма древней каменной одноглавой церковью и двумя мельницами на болотистой речке Росоте. Эта речка верст за пять от Льгова превращается в широкий пруд, по краям и кое-где посередине заросший густым тростником, по-орловскому — майером»

И. С. Тургенев «Льгов»


17.

Река Зуша

«День выдался чудесный: я думаю, кроме России, в сентябре месяце нигде подобных дней и не бывает. Тишь стояла такая, что можно было за сто шагов слышать, как белка перепрыгивала по сухой листве, как оторвавшийся сучок сперва слабо цеплялся за другие ветки и падал, наконец, в мягкую траву — падал навсегда: он уже не шелохнется пока не истлеет. Воздух ни теплый, ни свежий, а только пахучий и словно кисленький, чуть-чуть, приятно щипал глаза и щеки… Солнце светило, но так кротко, хоть бы на луне.»

И. С. Тургенев «Степной король Лир»


18.

Просторы родного края

«…Люблю ли я свою родину? Что же другое можно любить на земле? Что одно неизменно, что выше всех сомнений, чему нельзя не верить?..»

И. С. Тургенев «Накануне»


19.

Река Снежедь

«Вы взобрались на гору… Какой вид! Река вьется верст на десять, тускло синея сквозь туман; за ней водянисто-зеленый луга; за лугами пологие холмы; вдали чибисы с криком вьются над болотом; сквозь влажный блеск, разлитый в воздухе, ясно выступает даль… Как вольно дышит грудь, как бодро движутся члены, как крепнет весь человек…»

И. С. Тургенев «Лес и степь»


20.

И. С. Тургенев. Фотография

Произведения писателя на языках народов мира

Любимый дуб И. С. Тургенева

«Когда вы будете в Спасском, поклонитесь от меня дому, саду, моему молодому дубу, родине поклонитесь…»

И. С. Тургенев — Я. П. Полонскому. 1882 г.

 Комментируй


  •  Kettik.kz ( 0 )

    * (Обязательно.)
    * (Обязательно. Не отображается на сайте.)
    * (Вводить цифры. Вопрос спамозащиты.)


Предыдущая  заметка Следующая  заметка  

 Похожие записи